Топ-5 самых ярких частных бизнесов из 90-х. Чем они знамениты и что с ними стало? | Пресс-релиз
22/02/2024

Законы об индивидуалах и кооперативах в конце 1980-х и либерализация экономики в начале 1990-х открыли дорогу в бизнес тысячам граждан СССР. По их инициативе появились многочисленные кооперативы, малые предприятия, ассоциации, акционерные общества, концерны и общества с ограниченной ответственностью. О 5-ти самых ярких, сегодня уже подзабытах проектах того захватывающего периода, пусть на небольшой срок, но ставших символами массовой коммерционализации Беларуси, в новом материале из спецпроекта «На смене эпох».

«Метроном»

В начале 1991-го об этом детище переехавшего в Минск уроженца Новосибирска Сергея Брюккера говорили не иначе, как о крупнейшем кооперативе республики.

Многоотраслевой производственно-торговый кооператив «Метроном», зарегистрированный летом 1988-го, начинал с цветочной торговли в подвальном помещении на столичной улице Красной. Через некоторое время кооператоры занялись строительством: возводили школы, магазины, больницы, жилье, причем не только на территории Белорусской ССР.

В 1991 году годовой оборот «Метронома» превысил 100 млн рублей. Колоссальная по тем временам сумма.  Около 3,5 тыс. сотрудников делали объемы в основном на торговых операциях, для чего по всему Союзу была сформирована сеть филиалов. «Метроном» торговал мирокавтобусами «РАФ» и парфюмерией «Дзинтарс» (они открылись в Елгаве и Риге), затем занялся лесом — и Брюккер обратился к связям в родной Сибири, где вскоре появились филиалы кооператива (в Новосибирске, Томске и Иркутске). В Минске «Метроном» производил электроно-измерительное оборудование для союзного Министерства путей сообщения, шил одежду, занимался транспортными перевозками и рекламной деятельностью. При кооперативе выросла сеть зависимых фирм, занимавшихся другими перспективными проектами.

В 1989 году Сергей Брюккер был избран президентом Коммерческого банка «Микобанк», третьего в республике (после «Двины» и «Приорбанка») независимого  банка с лицензией еще союзного регулятора за №80, а кооператив «Метроном» стал одним из ключевых его акционеров. В 1990-м Брюккер одним из первых среди белорусских предпринимателей подался за границу СССР, зарегистрировал одноименную дочку в Польше. Польский «Метроном» купил судно для перевозок товаров из Юго-Восточной Азии и занялся созданием сборочного производства бытовой техники.

Но в том же 1991-м Брюккера после ревизий в «Метрономе» и «Микобанке» обвинили в неуплате налогов. Бизнесмен был вынужден уехать в Польшу навсегда. Оттуда он написал открытое письмо на имя спикера Верховного совета Станислава Шушкевича о произволе со стороны проверяющих. Но безрезультатно. «Метроном» был ликвидирован, а новым хозяином «Микобанка» стал Белкоопсоюз, переименовавший учреждение в «Банк Северо-Запад».

Брюккер, кстати, не затерялся на просторах Польши. Он перезапустил свой бизнес и стал одним из ключевых участников приватизации нефтяных активов этой страны и Литвы в середине 1990-х.

«Гарантия»

Удивительно, но в конце 1980-х среди минских таксистов практиковался «подкуп» пассажиров, чтобы те не жаловались на обнаруженный обсчет или некорректное поведение. Происходило это в кооперативе «Гарантия» — первом и крупнейшем частном таксопарке столицы.

Его создал капитан 2-ранга в запасе и руководитель минского филиала республиканского общества автомотолюбителей Владимир Перочинский. В 1986-м в СССР был принят закон, официально разрешивший в стране частный извоз. И уже весной 1987 года, получив отмашку минских властей на эксперимент, Перочинский вывел на минские улицы таксовать на своих «москвичах» и «жигулях» первую сотню автолюбителей. Это были лучшие из лучших, с серьезным опытом и только с чистыми талонами. Их отбирали по рекомендациям общества автомотолюбителей. По окончанию трехмесячного испытательного срока специальная правительственная комиссия признала работу частников успешной и дала добро на продолжение деятельности и расширение лимита используемого под частные такси личного автотранспорта. В 1988-м индивидуалы-автолюбители объединились под крышей коопеаратива «Гарантия».

«Гарантия» была крупнейшим из кооперативных такси Беларуси, расцвет которых пришелся на 1988-1989 годы. На пике в ней работало около 1 тыс. водителей. Именно в «Гарантии» действовал один из самых строгих внутренних распорядков. В первые два года было уволено около 100 человек. Если на таксиста подавалась жалоба, то единственное, что могло спасти его от исключения из рядов кооператива, это письменная расписка клиента, что тот не имеет претензий. Случалось, что за такие пояснительные даже давали взятки. Результат — ни одного ДТП, повлекшего травмы пассажира, за всю историю существования кооператива, и ничтожное количество жалоб на водителей.

Удар по кооперативному сектору в этой сфере услуг и по «Гарантии» конкретно нанесло государство, в 1990-м резко поднявшее налоговую планку и изменившее порядок начисления денежных обязательств перед государством. В изменившихся условиях «Гарантия» продержалась дольше всех, но вскоре и ее таксисты были вынуждены либо уйти в серую зону, либо на другую работу.

«Эридан»

Тиражи художественных и научных книг, которые в начале 1990-х издавала эта компания, были сопоставимы с объемами, которые выпускал весь Госкомпечати БССР, и одними из самых больших во всем Советском Союзе. В причинах фантастического взлета Издательско-полиграфической компании «Эридан» некоторые даже искали деньги КПСС.

Литературно-издательское агентство «Эридан» (так первоначально называлась эта структура) появилось в 1989-м как одно из коммерческих подразделений Музыкального общества БССР. Через год оно обрело самостоятельность под руководством физика и писателя-фантаста Александра Потупы.

«Эридану» удалось одному из первых в Советском Союзе, население которого на тот момент считалось самым читающим на Земле, застолбить место в выпуске книжной продукции в популярнейших жанрах – детективном и фантастическом. В первом на его счету 10-томное собрание сочинений Джеймса Хедли Чейза и сборники рассказов Агаты Кристи, во втором – произведения Клиффорда Саймака, Роберта Говарда, Роберта Хайнлайна и других авторов с мировыми именами.  Выпустил «Эридан» и 50-тысячный тираж двухтомника Исифа Бродского, а также издавал произведения молодых белорусских фантастов, специализированные словари, энциклопедии, сказки, научно-популярную и философскую литературу. Многомиллионые тиражи (совокупный их объем к концу 1992 года приблизился к 13 млн экземпляров) расходились по всей территории СССР и образовавшихся на его развалинах независимых республик.

Другим направлением «Эридана» стала медийная деятельнсоть. Компания в разные годы принимала участие в создании и финасировании таких газет и журналов как «Фантакрим-Мега», «Фантакрим-Пресс», «Невероятный мир», «Фемида», журнала восточных единоборств «Кэмпо», специализированных бюллетеней «Польский рынок» и «Восточный рынок».

Снижение спроса на книги в условиях повального обнищания масс, растущая конкуренция и уменьшение маржинальности бизнеса из-за роста белорусских налогов и цен на российские расходники заставили владельцев искать новые направления. Сам Александр Потупа ушел в социологические исследования, занимаясь сначала совместно с БГУ, а потом в созданном при «Эридане» Центре исследования будущего изучением настроений масс.

IMLab

«Фурор назначен на сегодня» — так называлась одна из многочисленных статей в белорусских СМИ, в которой в начале 1990-х следовал очередной рассказ об удивительном изобретении Валерия Цурикова и его коммерческих перспективах на международной арене.

В 1980-е выпускник факультета автоматики и вычислительной техники минского радиотеха и кандидат технических наук при институтской лаборатории вместе со студентами начал создавать главный проект своей жизни — «Изобретающую машину» (интеллектуальную систему, способную в ходе анализа более чем 1,5 млн изобретений самостоятельно генерировать новые инженерные идеи в различных областях техники). В 1989-м для продолжения разработок Валерий Цуриков создал кооператив «Научно-исследовательская лаборатория изобретающих машин» — НИЛИМ или IMLab.

Его по нынешним характеристикам стартап некоторое время был приоритетным инвестиционным объектом для Минского ииновационного банка («Приорбанка»), программу приобрели и внедрили на около 400 предприятиях бывшего СССР и в Финляндии. Но высокая стоимость и падение спроса и платежеспособности местных клиентов заставили ученого в 1992 году перебраться в США. Там он нашел заинтересованных инвесторов и продолжил работу над «Изобретающей машиной» в рамках корпорации Invention Machine Corporation (IMC). Ее партнером в Минске стала преемник кооператива IMlab компания ScienceSoft.

Программа Цурикова пользовалась спросом у крупных корпораций. В числе клиентов IMC фигурировали Boeing, Sony, Samsung, NASA, Procter&Gamble. Сам он в 1999 году был назван авторитетным журналом Fortune «героем американской промышленности».

Но кризис доткомов начала 2000-х ударил по бизнесу и в итоге привел к тому, что Валерий Цуриков из-за разногласий с советом директоров покинул IMC. Минский центр разработки ScienceSoft также отделился от материнской компании и сконцентровался на разработке программного обеспечения под заказ.

РАМПО

Накануне холодной зимы 1993-го, в которой как никогда обостроился вопрос с оплатой и поставками российского газа на обогрев белорусов, основатель РАМПО Георгий Суровнев обеспечил по меньшей мере половину населения республики китайскими пуховиками.

У РАМПО, название которой расшифровывается, как Республиканская ассоциация молодежных предприятий и организаций (РАМПО) — «комсомольское» происхождение. Она возникла в 1991-м под эгидой ЦК Ленинского коммунистического союза молодежи Беларуси,  и как тысячи аналогичных коммерческих образований должна была стать дополнительным источником пополнения комосомольских фондов.  В среднем коммерсанты от комсомола отстегивали материнской структуре от 5 до 10 % от своих прибылей.

Первоначально РАМПО, как и подавляющее большинство, занялась налаживанием контактов с Западом – поставками оргтехники и пошивом под заказ швейных изделий. Но крупные западные партнеры к этому времени были разобраны более шустрыми коммерсантами. Надо было что-то предпринимать, и в 1992-м Георгий Суровнев удачно познакомился с первым в истории послом Китая в Беларуси Ван Синдом, а тот не менее удачно сконтактировал его с руководством главной китайской госкорпорации, отвечавшей за продвижение товаров местного легпрома на внешних рынках — Всекитайской компании по экспорту и импорту текстиля или СhinaTex.

Установившее на несколько лет полезное знакомство принесло Суровневу первоначальынй капитал, а китайцам — стабильный рынок сбыта. РАМПО по разным каналам приобретала в Беларуси «белазы», «супер-мазы» и борисовские пианино и через Харбин по железной дороге или через Находку в Шанхай морским путем отправляла их партнеру, в ответ получая в огромных количествах пуховики, пальто, костюмы, полотенца, тапочки и чай. Вырученные за них рубли снова конвертировались в ходовые материальные ресурсы и снова отправлялись проторенными путями на Восток.

Сколотив первоначальный капитал на пуховиках, Суровнев реинвестировал его в торговлю бытовой техникой. В конце 1993 года РАМПО открыла в Минске свой первый фирменный салон аудио-и-видеоаппаратуры Pioneer/Aiwa. За ним последовали другие, созданные с участием ведущих мировых брендов. Компания Суровнева на несколько лет превратилась в крупнейшего дистрибутора европейской и японской бытовой техники на белорусском рынке. Пиком в развитии РАМПО стало октрытие сборочного производства телевизиров под немецкой маркой Grundig. Но во второй половине 1990-х бизнес по разным причинам пошел на спад, и компания в конце 1990-х сошла с арены и ликвидировалась.